******

глаза понуро опустив
утративший надежду ангел
брел по дороге,
что уткнувшись в ночь
вела в забытый богом край.
всё понапрасну,
зря  хранил он,
держа в ладонях
раненое сердце,
ту душу, что рвалась в полет
но сорвалась взлетев,
упала  вниз, на дно ...
.
печальный ангел,
но счастливая душа...
...внизу,
на  дне бездонного колодца.

это , наверное, возрастное...

не плачь, мой друг,
небесной мельнице,
чьи жернова
по линиям судьбы
в ладонь ссыпают
пыль времен
еще неведом путь.
кому вернуть,
куда забрать.
что потерять...
еще не решено совсем
отдать приказ ветрам - 
ту мельницу вращать.

кроличье (на развилке)

Так и произошло, ведь сомнения не оставляли с самого  ее начала . Тропинка  начиналась извилисто и не совсем очевидно. И окончилась так же внезапно, вдруг упершись в непроходимые , высоченные, наверное на двое выше его ушей заросли. Кролик сморщил нос, делал он это  крайне редко, обычно когда конфузился, а сегодня крайность произошла уже дважды и осмотрелся по сторонам. Хм, оказывается она совсем даже не кончилась , а лишь  раздвоилась надвое, повернув одновременно налево и вправо. От осматривания захотелось еще раз наморщить нос. Правая часть тропинки спускалась к реке, но по пути пересекала асфальтированную дорогу, а асфальт и дороги из него как то не совсем нравились Кролику, да и речка не очень тоже. Противоположное продолжение казалось куда проще и безопасней , но там вдалеке виднелся лес. А в лесу, как известно, водятся всякие злобные хищники.  Лисы там, ну и Бурундучные ёжики, например. Собственно, он конечно знал, что эти ёжики питаются только мелкими грызунами, а отнести себя к крупным он не мог, но засомневался. Может они и средних едят, кто их знает, этих противных ёжиков. Поэтому , дальнейшие рассуждения куда двигаться дальше он оставил на потом и решил заночевать прямо здесь, вырыв до ночи глубокую нору. А лишняя нора еще ни одному кролику не помешала

ноктюрн этой ночи

в оконных проёмах
чердачных окон
чуть слышно-
эолова скрипка,
печальными квинтами.
     по крышам не  в ритм
синкопы дождя.
    луны партитура тучами сорвана.

не держит размера
спящий город-глухой дирижер.
огни светофоров экспромтом
на улицах сонных рисуют на лужах
ноктюрн... этой ночи .

из Странника

-Но ведь мы столько лет знакомы,- Странник сделал паузу и с легким подрагиванием в голосе продолжил,- и она говорила, что любит меня
-Ты не представляешь, на сколько люди могут быть далеки друг от друга, при всём при том, что живут бок о бок многие годы, спят в одной постели и дарят цветы друг другу на день рождения,- Иванов сказал это без эмоций, словно делая врачебное заключение, вынесенное консилиумом специалистов.
-Она никогда мне не лгала, она вообще не умеет врать.
-Конечно, она действительно тебя любит. Но это совершенно не означает, что можно бесконечно терпеть твои постоянные исчезновения без всяких объяснений.
-Но ведь я же, на мне миссия... -Странник осекся, нервно загасил о край массивной мраморной пепельницы дымящуюся, сгоревшую под самый фильтр сигарету,- ну и что мне делать?
-Да ничего, вернется. Она тебя не бросит. И даже будет терпеть и делать вид, что ничего не случилось.

нити

вселенная не рассыпается на кусочки лишь только потому, что ее воедино связывают нити, которые больно разрывать. нити с узелками на  сердцах людей...

все, всё, всё?

Оборачиваясь назад... Не бывает шагов. не оставляющих след. Иногда это пунктир, невидимый, но осязаемый, как запах музыки, услышанной однажды, мелодия которой не запомнилась. Увидеть продолжение себя в других как избыточность собственного эго при воздействии на него внешнего окружения? Парадокс в том, что человек эгоцентричен, галактики, миры вращаются вокруг точки осознания собственной значимости для вселенной. Значимости, стремящейся к абсолютному нулю, но изнутри ощущаемою бесконечностью. Получить ответ не задавая вопроса невозможно, даже при допущении что истина не однозначна и смысл понятен лишь в контексте. Все же разбираться в витиеватости нагромождения событий стоит, даже из посыла увеличения собственной внутренней значимости. Для чего зажигают маяки, откуда берутся сны, где прячется истина отделенная от воспаленных фантазий. Не ставьте вопросов, если не хотите получить ответа...

всё, всё, всё (драконье)

При взлете Пространство ширилось при каждом взмахе крыльев, растягивая видимую линию горизонта, словно резиночку для волос. В какой то момент земная поверхность вдруг потеряла рельефность, складки и неровности слились в единую пеструю картинку с линейно уменьшающейся структурой, всё более напоминая  карту из географического атласа. Сверху плюхнулось и заструилось по телу низколетящее облако, обволакивая терпким и скользким туманом, искрящимся в преломленном свете вечернего холодного солнца и щекоча чешуйчатую кожу. Взмах, еще, крылья мерно отталкивая пружинящий воздух, несли Дракона вверх, к звездам
( далее будет...)